SANKČNÝ TLAK NA RUSKO JE V TROSKÁCH

S. V. Aksionov: Referendum na Kryme bolo odpoveďou na štátny prevrat v Kyjeve, ktorý organizovali USA a štáty EÚ

Foto AP, ARCHÍV
Dátum 02.12.2019

Narodil sa v Balti v Moldavsku a 26. novembra tohto roka oslávil 47 rokov. V roku 1989 sa presťahoval na Krym a zapísal sa na vysokú školu pre vojenských inžinierov v Simferopole. Ešte pred skončením jeho štúdia prišlo k zmene politicko-spoločenských pomerov vo východnom bloku a rozpadu ZSSR, čo mu neumožnilo stať sa dôstojníkom sovietskej armády. V tom čase odmietol prisahať lojalitu Ukrajine a považuje ju za nespravodlivo oddelený prívesok Ruska. Neskôr vyštudoval ekonómiu na Univerzite ekonomiky a riadenia. Na svojich postojoch ani po rokoch nič nezmenil a rovnako v roku 2014 odmietol slúžiť Ukrajine. Po referende na Kryme ho poslanci jednohlasne zvolili za premiéra Autonómnej republiky Krym. Niet sa čomu čudovať, pretože je charizmatický, rozhodný, rázny, pozná svoj cieľ, ovláda politický i mediálny marketing, odpovede na podrývačné otázky novinárov zvláda s nadhľadom, ľahkosťou a inteligentným  humorom. Voľbou zasadnúť do kresla premiéra vzal na seba zodpovednosť, pevne uchopil moc a pustil sa do práce v podobe budovania a rozvoja Krymu. Je členom Najvyššej rady strany Jednotné Rusko. Hlava Autonómnej republiky Krym a predseda Rady ministrov Autonómnej republiky Krym Sergej V. Aksionov.

Do veľkej politiky ste vstúpili v roku 2009 a v priebehu piatich rokov ste sa dostali na čelo Autonómnej republiky Krym s tým, že pred vami stálo množstvo výziev. Nemali ste v tom čase obavy, že prinavrátenie Krymu späť do Ruskej federácie nemusí byť úspešný príbeh?

Ak máme hovoriť o udalostiach z februára a marca roku 2014, tak, samozrejme, nikto nemohol vopred vedieť, ako sa budú udalosti vyvíjať. Obyvatelia Krymu v drvivej väčšine vystupovali proti majdanu, proti štátnemu prevratu v Kyjeve a za opätovné zjednotenie s Ruskom. Mali sme obrovskú a jednomyseľnú podporu obyvateľstva. Zároveň sme však chápali, že od tých síl, ktoré sa zmocnili vlády na Ukrajine, je možné očakávať všetko. Už spôsobili krviprelievanie na majdane a boli pripravení zabíjať aj na Kryme, len aby nedopustili prejavy slobodnej vôle občanov. Nebyť zásahu slušných ľudí, teda ruských vojakov, ukrajinský režim by na Kryme postupoval podľa rovnakého scenára, aký neskôr použil v Donbase. Kyjevskí politici sa tým ani netaja.

Bolo rozhodujúcim faktorom, že Krym bude mať príbeh so šťastným koncom, referendum, v ktorom hlasovalo za znovupripojenie k RF takmer 97 percent občanov pri 83-percentnej účasti?

Referendum sa stalo vrcholom krymskej jari a naplnením krymskej túžby, pretože sme sa vždy cítili ako časť Ruska. Obyvatelia Krymu vnímali jeho odtrhnutie od historickej vlasti ako obrovskú nespravodlivosť. Šestnásteho marca 2014 sa pred volebnými miestnosťami tvorili rady, celé rodiny išli hlasovať za opätovné zjednotenie, za Rusko, za obnovenie spravodlivosti, za mier a bezpečnosť. Bol to absolútne legitímny a demokratický proces, zodpovedajúci všetkým medzinárodným normám. Potvrdili to aj zahraniční pozorovatelia. Bohužiaľ, OBSE odmietla vyslať na referendum svojich pozorovateľov, aj keď sa na ňu krymský parlament s takýmto návrhom obracal.

Napriek demokratickému a slobodnému rozhodnutiu občanov výsledky referenda okrem Kirgizska a Abcházska ostatné krajiny vrátane EÚ neuznali. Prečo? 

Referendum na Kryme bolo odpoveďou na štátny prevrat v Kyjeve, ktorý organizovali a podporili USA a štáty EÚ. Bolo by naivné očakávať, že tieto štáty uznajú výsledky vyjadrenia vôle Krymčanov. Západ vždy používa výroky o priorite demokratických hodnôt ako dymovú clonu na presadzovanie svojich geopolitických záujmov. Všetko, čo nezodpovedá jeho záujmom, sa vyhlási za „nedemokratické“ a „nelegitímne“. Je to úplne pomýlená a pokrytecká politika, ktorá uráža obyvateľov Krymu a Sevastopola, porušuje základné ľudské práva, podkopáva medzinárodnú autoritu Európskej únie a základy demokracie, znehodnocuje samotný pojem.

V marci tohto roka ste si pripomenuli už piate výročie. Aká tu panovala nálada a ako celú situáciu s odstupom času vnímajú obyvatelia Krymu?

V marci roku 2014, a rovnako aj teraz, považujú obyvatelia Krymu svoju voľbu za jedinú možnú a správnu. Lebo to bola historická, duchovná a civilizačná voľba, ktorá sa rokmi nemení a nezávisí od vonkajších faktorov. Hlasovaním v referende za Rusko ľudia nerozmýšľali o nejakých materiálnych výhodách či preferenciách. Aj dnes môžu byť v niečom nespokojní s prácou samosprávy, výškou dôchodkov a tak ďalej, čo je absolútne prirodzené. Ale na to hlavné to nijako nevplýva. Krym rovná sa Rusko, a to navždy.

Na oslavách výročia nechýbal ani Vladimir Putin. Aký vzťah k nemu majú obyvatelia Krymu?

Sociologické prieskumy stabilne uvádzajú vysokú, takmer stopercentnú dôveru obyvateľov Krymu voči prezidentovi Putinovi. Náš región patrí v tomto smere k pätici lídrov.

Zrejme najhoršia situácia vás i obyvateľov čakala krátko po podpise zmluvy o zväzku s RF (18. marca 2014). Pretože reakcia ostatného sveta prišla veľmi rýchlo, a to zavedením ekonomických sankcií proti RF a tým aj proti Krymu. Ako prijali túto situáciu občania, ale aj samotní predstavitelia Autonómnej republiky Krym?

V skutočnosti nám najväčšie problémy spôsobili nie európske sankcie, ale blokáda zo strany Ukrajiny. Stačí spomenúť, že v roku 2014 sa viac ako 80 percent vody a elektrickej energie dodávalo z ukrajinského územia. Kyjev využil túto závislosť ako zbraň, namierenú proti obyvateľom polostrova. Na jar 2014 uzatvorili Severokrymský kanál, ktorý postavil Sovietsky zväz, a vôbec nie Ukrajina. V Kyjeve dúfali, že zablokovanie vody spôsobí na Kryme kolaps poľnohospodárstva, ale to sa nestalo. K stratám krymských poľnohospodárov prišlo preto, lebo sa muselo prestať s pestovaním niektorých kultúr na zavlažovaných plochách.

Ruský prezident Vladimir Putin (vpravo), predseda krymského parlamentu Vladimir Konstantinov (uprostred) a krymský premiér Sergej Aksionov po podpísaní dohody 18. marca 2014 v Moskve o prijatí Krymskej republiky a mesta Sevastopol ako dvoch samostatných subjektov do zväzku Ruskej federácie. ​

V novembri 2015 teroristi, ktorí boli pod kontrolou ukrajinského režimu, vyhodili do vzduchu stĺpy elektrického vedenia v pohraničných oblastiach s Ukrajinou, ktorá nám dodávala elektrinu. V dôsledku toho bol celý polostrov úplne bez elektriny, čo reálne ohrozilo životy a zdravie viac ako dvoch miliónov ľudí. Myslím, že Kyjev dostal požehnanie od západných pánov na tieto barbarské činy, ktoré sú svojou podstatou činmi štátneho terorizmu. Nepriamo o tom svedčí prakticky úplné mlčanie tak oficiálnych štruktúr EÚ, ako aj ľudskoprávnych organizácií: nikto to nielen neodsúdil, ale si ani len nevšimol blokádu vody či elektriny. Cieľ tých, ktorí to všetko naplánovali, bol absolútne priehľadný: zničiť krymskú ekonomiku, vyvolať nespokojnosť obyvateľstva. Ale účinok bol úplne opačný: obyvatelia Krymu si ešte väčšmi uvedomili správnosť voľby a na útoky teroristov odpovedali jednotou a súdržnosťou. Náš prezident vzal situáciu pod osobnú kontrolu. Za veľmi krátky čas sa najprv postavil energetický most z protiľahlého brehu Kubáne na Krym a potom aj dve nové výkonné elektrárne. Výsledkom bolo, že náš polostrov po prvý raz vo svojich dejinách prestal byť regiónom s nedostatkom energie. Teraz môžeme dokonca dodávať prebytočnú elektrickú energiu za hranice Krymu. Už nemáme ani nedostatok pitnej vody, ani vody pre potreby poľnohospodárstva. A krymskí poľnohospodári aj napriek predchádzajúcej blokáde vody dosahujú rekordnú úrodu obilnín, ovocia a zeleniny. Umožnila to zmena štruktúry poľnohospodárstva a preorientovanie sa na vnútorné zdroje, najmä na využívanie podzemných vôd, ale aj na technológie, ktoré sú menej náročné na vodu.

Čo znamenajú sankcie pre obyvateľov Krymu v praxi?

Na ekonomiku republiky a každodenný život obyvateľov Krymu sankcie prakticky nevplývajú. Aj keď môžeme hovoriť o nevyužitých možnostiach hospodárskej spolupráce s Európou. Všetky symbolické objekty – od Krymského mosta, nového medzinárodného letiska Simferopol až po elektrárne a cesty Tavrida – boli postavené počas sankcií. Rovnako aj nové školy, materské školy, zdravotnícke, sociálne, športové a kultúrne zariadenia. Počas uvalenia sankcií sa za päť rokov na Kryme urobilo mnohonásobne viac ako za 23 rokov ukrajinskej anexie polostrova, keď nijaké sankcie neboli. Stačí povedať, že priemyselná výroba sa za päťročnicu zdvojnásobila. Významný rast dosiahli prakticky všetky odvetvia. Len malá poznámka – počas ukrajinského obdobia sa za rovnakých päť rokov (od roku 2009 do roku 2013) priemyselná výroba na Kryme znížila o päť percent. V podmienkach sankčného režimu sme usporiadali obrovské množstvo medzinárodných podujatí, hosťami u nás boli predstavitelia takmer polovice štátov sveta. Na druhej strane, sankcie nepochybne porušujú základné práva Krymčanov, najmä právo na slobodu pohybu. Napríklad, štáty EÚ odmietajú vydať víza obyvateľom nášho polostrova. Takúto politiku vnímame ako prejav totalitného myslenia európskych lídrov, ako politiku potrestania národov Krymu za ich voľbu, za ich lásku k slobode.

Vladimir Putin, ale aj vy ste svojho času povedali, že sankcie proti RF mali opačný efekt, ako čakali EÚ a USA, pretože v konečnom dôsledku poškodili predovšetkým štáty Európskej únie. Akými prostriedkami sa vám podarilo získať ekonomickú stabilitu?

Hlavným faktorom rastu ekonomiky našej republiky je federálny cieľový program sociálno-ekonomického rozvoja Krymu, v rámci ktorého sa vybudovali a modernizovali už stovky nových objektov vo všetkých oblastiach ekonomiky a sociálnej sféry. Vďaka realizácii tohto programu sa Krym doslova mení pred očami. Ešte jeden kľúčový faktor rozvoja – realizácia národných projektov, ktoré sa tiež týkajú prakticky všetkých odvetví. A síce, v najbližších piatich rokoch plánujeme výrazne zvýšiť kvalitu krymského zdravotníctva, školstva, zlepšiť demografickú situáciu, uskutočniť podstatnú modernizáciu cestnej infraštruktúry. Dôležitým smerom je rozvoj voľnej hospodárskej zóny (VHZ), ktorá funguje od začiatku roku 2015. VHZ predpokladá rad daňových a iných úľav pre investorov. Podľa údajov k 1. októbru sa vo voľnej hospodárskej zóne zaregistrovalo približne 1 300 účastníkov, celkový objem investícií podľa uzatvorených zmlúv predstavuje 128 miliárd rubľov. Vďaka realizácii projektov v rámci VHZ sa plánuje vytvorenie viac ako 43-tisíc pracovných miest (asi 40-tisíc je už vytvorených). Najatraktívnejšími odvetviami pre investorov sú priemysel, stavebníctvo, poľnohospodárstvo, kúpeľníctvo a sociálna sféra.

Podľa mojich informácií sa efektívnou platformou stalo Jaltské medzinárodné ekonomické fórum, ktoré sa koná každý rok v apríli. Z roka na rok vám stúpa počet zahraničných návštevníkov, zastupujúce krajiny i počet podpísaných zmlúv. Nakoniec, počas tohtoročného medzinárodného ekonomického Jaltského fóra ste uzavreli vyše 100 dohôd za 215 miliárd rubľov, čo sú takmer 3 miliardy eur. Čomu pripisujete tento úspech?

Investičný potenciál Krymu je obrovský, mnohí to už vnímajú a chápu. Je však potrebné povedať, že väčšiu časť zmlúv v rámci Jaltského fóra podpísali ruské subjekty; prínos zahraničných investorov do ekonomiky polostrova zatiaľ ešte nie je veľký. No celkovo možno toto fórum považovať za významný príklad úspechu národnej diplomacie, ktorá nám pomáha preraziť informačnú blokádu a priblížiť svetovému spoločenstvu pravdu o ruskom Kryme. Myslím si, že záujem o náš región rastie ešte aj kvôli tzv. účinku zakázaného ovocia, ktoré, ako je známe, je sladké. Čím viac lží a klebiet vyrába propaganda, tým silnejšie je u mnohých ľudí želanie samostatne sa vyznať v tom, čo sa to tu v skutočnosti deje.

Na tohtoročnom ekonomickom fóre sa zúčastnilo aj 12 podnikateľov zo Slovenskej republiky a na Slovensku vznikla Slovensko-krymská obchodná komora. Prinieslo to už nejaké konkrétne výsledky a v čom si naše krajiny môžu byť navzájom ekonomicky užitočné?

Ustanovujúca dohoda o vytvorení Slovensko-krymskej obchodnej komory bola podpísaná v auguste 2018. Ale aby sme sa vyhli sankčnému a administratívnemu nátlaku, nezverejňujeme podrobnosti o vzťahoch s našimi partnermi.

Minulý rok padol rekord v počte turistov na Kryme, ktorých bolo viac ako sedem miliónov, z toho milión Ukrajincov. Podľa dostupných informácií sa okrem pobytu pri mori chce Krym sústrediť na liečebné a poznávacie pobyty počas celého roka. Stane sa teda cestovný ruch najväčším prínosom financií pre Krym?

V minulom roku navštívilo Krym 6,8 milióna hostí, v tomto roku už takmer 7 miliónov. Ak máme hovoriť o priamych daňových príjmoch do rozpočtu republiky, tak za päť rokov sa zvýšili takmer dvojnásobne: z 1,7 miliardy v roku 2014 na 3,2 miliardy rubľov v roku 2018. Podľa výsledkov z roku 2018 priame príjmy z cestovného ruchu vo forme daní predstavovali 7,3 percenta. Za prvý polrok tohto roka turizmus priniesol do rozpočtu republiky viac ako 1,46 miliardy rubľov. Je to o štvrtinu viac v porovnaní s rovnakým obdobím minulého roka.

Sergej V. Aksionov odpovede na podrývačné otázky novinárov zvláda s nadhľadom, ľahkosťou a inteligentným  humorom.​

Rast objemu daňových príjmov do rozpočtu z cestovného ruchu a príbuzných odvetví vytvára významné prostriedky na vnútorný rozvoj, realizáciu infraštruktúrnych projektov v regióne a na rast blahobytu občanov. Strategickým cieľom rozvoja odvetvia v najbližších 2-3 rokoch je zvýšenie ubytovacích kapacít vytvorením aspoň 4- až 5-tisíc ďalších izieb a v priebehu piatich rokov až 20-tisíc izieb. Osobitnú pozornosť budeme venovať aj rozvoju cestovného ruchu spojeného so zdravím, podujatiami, históriou a poznávaním. V tomto smere sú jednoducho nevyčerpateľné možnosti. Stačí povedať, že na území Krymu je viac ako 4 500 pamiatok kultúrneho dedičstva, ktoré pochádzajú z rôznych období – od najstarších čias až po 20. storočie. Zároveň treba pochopiť, že cestovný ruch nebol zdrojom príjmov do regionálneho rozpočtu ani v sovietskych časoch, keď na polostrov každoročne prúdilo až 10 miliónov turistov. Dnes do hrubého regionálneho produktu najviac prispievajú také odvetvia ako priemysel, obchod, poľnohospodárstvo, stavebníctvo.

V súčasnosti k vám vraj prichádza najviac turistov z Číny a Vietnamu. Je to pravda? Viete si vysvetliť, prečo práve tieto dve krajiny?

Nie je to celkom tak. Počet turistov z týchto krajín skutočne rastie. Napríklad, počet obyvateľov Číny, ktorí navštívili polostrov v roku 2018, sa v porovnaní s rokom 2017 zvýšil 2,5-krát. Asi 10 cestovných kancelárií zabezpečuje zájazdy len pre čínskych turistov. Občanov týchto štátov zaujíma sovietske historické dedičstvo, ale aj liečebné a ozdravné možnosti krymských sanatórií. No v skutočnosti medzi zahraničnými turistami vedú občania Ukrajiny: v tomto roku ich počet už presiahol milión. Je to 49 percent z celkového počtu „zahraničných“ turistov. Ďalej podľa počtu nasledujú občania Bieloruska, Kazachstanu, Arménska, Estónska. Z krajín vzdialenejšieho zahraničia vedie Nemecko, odkiaľ prichádza na Krym približne 7 percent z celkového počtu cudzincov.

Zaujímavé je, že na Kryme bolo pred pár rokmi opätovne otvorené medzinárodné detské centrum Artek, do ktorého obnovy ruská vláda investovala 400 miliónov dolárov. Čo od tohto znovuotvorenia očakávate a aké poslanie má toto centrum pre mládež do budúcnosti?

Artek je národným majetkom Ruska, vizitkou Krymu, centrom nielen rekreácie, ale aj vzdelania, tvorivosti, všestranného rozvoja detí a mládeže. V minulom roku tábor navštívilo viac ako 40-tisíc detí. V tomto roku plánujeme zvýšiť počet detí na viac ako 43-tisíc. Len poznamenám, že od roku 2014 sa v tábore rekreovalo viac ako 4-tisíc detí z 80 krajín. Máme medzinárodných partnerov z Talianska, Francúzska, Španielska, Dánska, USA, Švajčiarska, Srbska, Mongolska, Vietnamu, Číny. V rámci podpísaných dohôd o spolupráci prebieha 25 medzinárodných podujatí, ku ktorým patria aj olympiády z ruského jazyka, súťaže o dejinách Ruska, televízne súťaže a videosúťaže. Dôležitým faktorom národnej diplomacie je vzdelávacia činnosť Arteku. Napríklad, v apríli roku 2019 sa v rámci artekovského projektu Gubernátorský tábor dosiahla dohoda v oblasti vzdelávacích programov medzi Artekom a zástupcami Mongolska a Bulharska o zorganizovaní mongolského detského tábora Bujant a bulharského tábora Kamčija počas letných turnusov. Som presvedčený, že príťažlivosť Arteku sa bude zvyšovať a zemepisné kontakty sa budú rozširovať.

Investori prichádzajúci na Krym vraj nemajú záujem len o cestovný ruch, ale aj o investície v poľnohospodárstve, stavebníctve, doprave i energetike. Znamená to, že ste mali výborný marketing súvisiaci s prezentáciou ekonomického potenciálu Krymu?

Bezpochyby sa usilujeme predstavovať investičný potenciál Krymu na najvýznamnejších ruských a medzinárodných platformách. Či už ide o Petrohradské ekonomické fórum, Východné ekonomické fórum, Ruské investičné fórum v Soči alebo mnohé iné podujatia. Plus systematická práca na vytváraní priaznivého investičného prostredia, mediálna podpora, osobné kontakty s predstaviteľmi biznisu a, samozrejme, národná diplomacia.

Naďalej však platí, že Európska únia ekonomické sankcie nemieni zrušiť, naopak, ešte ich viac pritvrdzuje. Aký vidíte ďalší vývoj vzťahov RF, Krymu a EÚ?

Myslím si, že v Európe si postupne uvedomia bezperspektívnosť sankčného tlaku na Rusko. Hovoria o tom mnohí európski politici. Ťažko povedať, kedy sa to všetko pretaví do konkrétnych činov. Osobne však nepochybujem, že skôr či neskôr budú sankcie zrušené. Z našej strany sme pripravení na spoluprácu a rovnoprávny dialóg.

Považujete sankcie EÚ za politicky motivované? Čo je ich cieľom?

Podľa mňa ten cieľ nikto ani neskrýva: „brzdenie Ruska“. V preklade do ruštiny to znamená, že sa Rusko musí vzdať svojich národných záujmov a ísť v závese politiky USA a EÚ. Ten, kto si myslí, že také niečo je možné, zle pozná históriu. Vystupovať voči našej krajine z pozície sily je nezmysel.

Vieme, že situácia na Ukrajine je mimoriadne napätá a vzťahy medzi RF a Ukrajinou sú na bode mrazu. K čomu vedie táto situácia?

Ukrajina je po štátnom prevrate, ku ktorému prišlo v roku 2014, riadená zvonku. Politika jej vedenia sa určuje ďaleko za brehmi Dnepra. Táto politika je zameraná nielen proti Rusku a škodí nielen samotnej Ukrajine a bratskému ukrajinskému národu, ale aj Európe. Je to v podstate protieurópska politika, ktorú určujú vo Washingtone. Zároveň vidíte, že milión občanov Ukrajiny každoročne prichádza na Krym. A to bez ohľadu na masírovanú rusofóbnu propagandu, na náreky o „okupácii“ polostrova a mýty o večnej vojne s Ruskom. Ľudia tým vlastne vyjadrujú svoj vzťah k tejto šialenej propagande, k tejto politike. Zdá sa mi, že to dáva nádej na obnovenie rusko-ukrajinských vzťahov. V záujme Európy nie je brániť tomuto procesu, ale pomáhať mu.

Nemusí sa Európa obávať vážnejšieho konfliktu aj vzhľadom na približovanie sa vojsk NATO k hraniciam s RF?

Ako hovoria vtipkári, Rusko rozmiestnilo svoje hranice príliš blízko základní NATO. Aj keď to v dnešnej situácii nie je vôbec veselé. Je jasné, že rozmiestňovanie vojsk pri ruských hraniciach zvyšuje napätie a znižuje úroveň bezpečnosti európskych krajín. Stávajú sa tak legitímnymi terčmi pre odvetný úder v prípade vojenského konfliktu. Dúfam, že taký konflikt sa môže rozhorieť len v prehriatych hlavách stratégov NATO.

Viete si predstaviť, že sa jedného dňa tieto vzťahy normalizujú?

Na to by musel Západ prestať používať voči Rusku výhražné reči.

Minulý rok sa podarilo v rámci ruskej modernizácie dokončiť výstavbu 19-kilometrového mosta cez Kerčský prieliv spájajúceho Čierne a Azovské more. Táto investícia v hodnote približne 3,2 miliardy eur isto pomohla so zásobovaním Krymu, ktorý predtým závisel od lodnej prepravy. Čo všetko sa dobudovaním tohto mosta pre obyvateľov Krymu zmenilo?

Za necelých jeden a pol roka, ktoré uplynuli od otvorenia Krymského mosta, prešlo po ňom oboma smermi takmer 8 miliónov automobilov vrátane 103-tisíc autobusov a 795-tisíc kamiónov. Uvedenie tohto najdôležitejšieho infraštruktúrneho objektu do prevádzky jednoznačne zvýšilo spoľahlivosť zásobovania polostrova, ktoré teraz už nezávisí od počasia, zlacnilo dodávky tovaru, zvýšilo investičnú atraktívnosť nášho regiónu, napomohlo prílev turistov. V decembri tohto roka sa otvorí osobné železničné spojenie a asi od júna 2020 pôjdu po moste aj nákladné vlaky. Okrem zjavného hospodárskeho prínosu to má aj druhú stránku. Výstavba mosta je udalosť, porovnateľná svojím rozsahom a významom s najvýznamnejšími historickými víťazstvami a výsledkami Ruska. Splnila sa túžba mnohých generácií. Je to ďalší z radu historických úspechov našej krajiny. Most je symbolom našej jednoty a našej slobody. Je to ešte jeden názorný dôkaz úplného krachu politiky blokád a sankcií, dôkaz toho, že brzdiť rozvoj Ruska a Krymu je nemožné.

Krym za päť rokov prešiel kus cesty smerom vpred v rámci ekonomického rozvoja a vytvoril lepšie podmienky na život obyvateľov. S akou víziou vstupujete do ďalších piatich rokov?

Celkovo sa životná úroveň ľudí jednoznačne zvýšila. Týka sa to aj dôchodkov a sociálnych dávok, skvalitnenia zdravotníctva, školstva. No hlavná je sloboda a bezpečnosť. Nikto nevnucuje Krymčanom hodnoty, ktoré sú im cudzie, nenúti ich, aby si ctili katov a zradcov ako národných hrdinov, nediktuje im, v akom jazyku majú hovoriť, či do akého chrámu chodiť. Na Kryme, na rozdiel od Ukrajiny, nehrozí väzenie či smrť za iné zmýšľanie. Keď máme hovoriť o plánoch na najbližších päť rokov, tak už len stručne. Naším hlavným cieľom je premena Krymu na rozkvitajúci popredný región Ruska. Pozitívne zmeny vo svojom živote musí pocítiť obyvateľ každého mesta a obce, každá krymská rodina. Som presvedčený, že nesklameme dôveru obyvateľov Krymu.

 

ČITATEĽOM PRINÁŠAME ROZHOVOR S HLAVOU KRYMSKEJ REPUBLIKY SERGEJOM V. AKSIONOVOM V ORIGINÁLE – V RUSKOM JAZYKU, KTORÝ POSKYTOL ŠÉFREDAKTORKE EXTRA PLUS LENKE MAYEROVEJ. 

Текст: Ленка Майер - Главный редактор, Фото: «АР», архив

САНКЦИОННОЕ ДАВЛЕНИЕ НА РОССИЮ В РУИНАХ

Аксёнов, С.В.: Референдум в Крыму был ответом на государственный переворот в Киеве, который организовали США и страны ЕС

Он родился в г. Бельцы в Молдавии и 26-ого ноября с.г. отметил 47 лет со дня рождения. В 1989 г. поступил на Симферопольское высшее военно-политическое строительное училище. Ещё до завершения учёбы произошли изменения общественно-политического строя в восточном блоке и распад СССР, что не позволило ему стать офицером советской армии. Тогда он отказался от присяги служить Украине и считает её несправедливо отделённым придатком России. Позднее окончил Университет экономики и управления. Свои точки зрения он отстаивал на протяжении лет, и поэтому в 2014 году отказался служить Украине.

После референдума в Крыму депутаты единодушно избрали его премьер-министром Республики Крым. Нечему удивляться, потому что, это - харизматический, решительный, энергичный человек, знающий свою цель, владеющий политическим и медийным маркетингом, на подрывные вопросы журналистов отвечает благосклонно, с легкостью и умным юмором. Будучи избран премьер-министром Крыма и садившись в это кресло, он принял на себя ответственность, твердо взял курс на строительство и развитие Крыма. Является членом Высшего совета партии «Единая Россия», главой Республики Крым – Аксёнов, Сергей Валерьевич.  

В большую политику вы вошли в 2009 году, а спустя пять лет вы уже стояли во главе Республики Крым с тем, что перед вами было очень много вызовов. Вас в то время не беспокоило, что возврат Крыма в Российскую Федерацию может кончиться неудачей?

Если говорить о событиях февраля и марта 2014 года, то, конечно, никто не мог знать заранее, как будут развиваться события. Крымчане в подавляющем большинстве выступали против майдана, против государственного переворота в Киеве и за воссоединение с Россией. У нас  была мощная и единодушная поддержка народа. Но в то же время мы понимали, что от тех сил, которые захватили власть на Украине, можно ожидать чего угодно. Они уже пролили кровь на майдане и готовы были устроить бойню в Крыму, лишь бы не допустить свободного волеизъявления граждан. Если бы не вмешательство «вежливых людей», то есть российских военнослужащих, украинский режим реализовал бы в Крыму тот сценарий, который впоследствии был реализован на Донбассе. Киевские политики, кстати, этого и не скрывают.  

Была ли решающим фактором того, что Крым станет историей со счастливым концом, организация референдума, в котором проголосовало из 83 процентов принимающих участие граждан почти 97 процентов за воссоединение с РФ?

Референдум стал кульминацией Крымской весны и исполнением нашей крымской мечты, потому что мы всегда ощущали себя частью России. Разделение с исторической Родиной всегда воспринималось крымчанами как огромная несправедливость. 16 марта 2014 года на избирательных участках выстраивались очереди, люди шли целыми семьями, чтобы проголосовать за воссоединение, за Россию, за восстановление справедливости, за мир и безопасность. Это был абсолютно легитимный и демократический процесс, соответствующий любым международным стандартам. Что подтвердили, в том числе иностранные наблюдатели. К сожалению, ОБСЕ отказалось прислать на референдум своих наблюдателей, хотя крымский парламент обращался к ним с таким предложением.  

Вопреки демократическому и свободному решению граждан, кроме Киргизии и Абхазии, остальные страны, в том числе и страны ЕС, результаты референдума не признали. Почему? 

Референдум в Крыму стал ответом на государственный переворот в Киеве, который организовали и поддержали США и страны ЕС. Наивно было бы ожидать, что эти государства признают итоги волеизъявления крымчан. Запад всегда использует рассуждения о приоритете демократических ценностей в качестве «дымовой завесы» для продвижения своих геополитических интересов. Все, что не соответствует этим интересам, объявляется «недемократичным» и «нелегитимным». Это глубоко порочная и лицемерная политика, которая оскорбляет жителей Крыма и Севастополя, нарушает фундаментальные права человека, подрывает международный авторитет Европейского союза и основы демократии, обесценивает само это понятие. 

В марте-месяце сего года вы праздновали уже пятую годовщину воссоединения. Какое здесь было настроение и как со временем всю ситуацию воспринимают жители Крыма?

Как в марте 2014 года, так и сейчас крымчане считают свой выбор единственно возможным и правильным. Потому что это исторический, духовный и цивилизационный выбор, который не меняется с годами и не зависит от внешних факторов. Голосуя на референдуме за Россию, люди не думали о каких-то материальных выгодах и преференциях. И сегодня они могут быть в чем-то недовольны работой местной власти, уровнем своих доходов и так далее, что абсолютно естественно. Но на главное это никак не влияет. Крым – Россия, и это навсегда.

В празднике годовщины принимал участие и Владимир В. Путин. Как к нему относятся жители Крыма?

Социологические вопросы стабильно показывают очень высокий, почти стопроцентный уровень доверия крымчан Президенту. Наш регион входит в пятерку лидеров в этом плане.  

Видимо, худшая ситуация ожидала вас и жителей сразу после подписания Договора опринятии Республики Крым в Российскую Федерацию (18-го марта 2014 года), так как с введением экономических санкций против РФ, и таким образом, и против Крыма, реакция со стороны остального мира пришла очень быстро. Как приняли эту ситуацию не только граждане, но и представители Республики Крым?

На самом деле больше всего проблем нам создали не европейские санкции, а блокада со стороны Украины. Достаточно сказать, что в 2014 году более 80% пресной воды и электроэнергии поставлялось с украинской территории. Киев использовал эту зависимость в качестве оружия, направленного против населения полуострова. Весной 2014-го они перекрыли Северо-Крымский канал, который, кстати, построил Советский Союз, а вовсе не Украина. В Киеве надеялись, что водная блокада приведет к коллапсу в сельском хозяйстве Крыма, но этого не произошло. Хотя потери у крымских производителей сельскохозяйственной продукции, конечно, были, потому что пришлось отказаться от выращивания некоторых культур на орошаемых землях.   

В ноябре 2015 года подконтрольные украинскому режиму террористы взорвали опоры линии электропередач на приграничной украинской территории, по которой в наш регион подавалось электричество. В результате весь полуостров был полностью обесточен, что создало реальную угрозу жизни и здоровью более чем двух миллионов человек. 

Думаю, что Киев получил «благословение» своих западных хозяев на все эти варварские действия, которые являются по своей сути актами государственного терроризма. Косвенно об этом свидетельствует практически полное молчание как официальных структур ЕС, так и правозащитных организаций: никто не только не осудил, но даже не заметил ни водную, ни энергетическую блокаду.

Цель тех, кто все это планировал, абсолютно прозрачна: разрушить крымскую экономику, вызвать недовольство населения. Но эффект получился прямо противоположным: крымчане только укрепились в сознании правильности сделанного выбора и ответили на действия террористов единством и сплоченностью. 

Наш Президент взял ситуацию под личный контроль. В кратчайшие сроки был построен сначала энергетический мост с кубанского берега в Крым, а затем и две новых мощных электростанции. В итоге наш полуостров впервые в своей истории перестал быть энергодефицитным регионом. Более того, теперь мы можем поставлять избытки электроэнергии за пределы Крыма.  

Нет у нас и дефицита пресной воды для питьевых и хозяйственных нужд. А крымские производители сельскохозяйственной продукции, несмотря на водную блокаду, получают рекордные урожаи зерновых, фруктов и овощей.  Это стало возможным благодаря изменению структуры сельского хозяйства и переориентации на внутренние источники, прежде всего, на использование подземных вод, а также внедрению водосберегающих технологий. 

Что представляют собой санкции для граждан Крыма на практике?

На экономику республики и повседневную жизнь крымчан санкции практически не влияют. Хотя, наверное, можно говорить об упущенных возможностях в плане экономического сотрудничества с Европой. 

Все знаковые объекты – от Крымского моста, нового аэровокзального комплекса международного аэропорта Симферополь до новых электростанций и трассы «Таврида» – построены в условиях санкций. Так же, как и новые школы, детские сады, объекты здравоохранения, социальной сферы, спорта, культуры. 

За пять лет под санкциями в Крыму сделано в разы больше, чем за 23 года украинской аннексии полуострова, когда никаких санкций не было. 

Достаточно сказать, что объемы промышленного производства выросли за пятилетку в два раза. Существенный рост показали практически все отрасли. Замечу, что в украинский период за те же пять лет (с 2009-го по 2013-й) промышленное производство в Крыму сократилось на 5%. 

В условиях санкционного режима мы провели огромное количество международных мероприятий, в гостях у нас побывали представители практически половины стран мира. 

С другой стороны, санкции, безусловно, нарушают фундаментальные права крымчан, в частности, право на свободу передвижения. Например, страны ЕС отказывают жителям полуострова в визах. Мы рассматриваем такую политику как проявление тоталитарного мышления европейских лидеров, как попытку наказать народы Крыма за их выбор, за любовь к свободе.

Владимир Путин, но и вы, в частности, когда-то сказали, что санкции против РФ имели противоположный эффект, чем ожидали в ЕС и США, так как в конечном итоге санкции нанесли ущерб, прежде всего, странам Евросоюза. Какими средствами вам удалось добиться экономической стабильности?

Главный фактор роста экономики нашей республики – это федеральная целевая программа социально-экономического развития Крыма, в рамках которой построены и модернизированы уже сотни новых объектов во всех отраслях экономики и социальной сферы. Благодаря реализации этой программы, Крым в прямом смысле преображается на глазах.

Еще один ключевой фактор развития – реализация национальных проектов, которые также охватывают практически все отрасли. В частности, в ближайшие пять лет мы планируем коренным образом повысить качество крымской медицины, образования, улучшить демографическую ситуацию, провести серьезную модернизацию дорожной инфраструктуры. 

Важным направлением является развитие свободной экономической зоны Крыма (СЭЗ), которая работает с начала 2015 года. СЭЗ предполагает целый ряд налоговых и других льгот для инвесторов. По данным на 1 октября, в свободной экономической зоне зарегистрировано  около 1300 участников, общий объем инвестиций по заключенным договорам составляет 128 миллиардов рублей. В результате реализации проектов в рамках СЭЗ планируется создание более 43 тысяч рабочих мест (порядка 40 тысяч уже создано). Наиболее привлекательными для инвесторов являются промышленность, строительство, сельское хозяйство, санаторно-курортная и социальная сферы. 

Это - харизматический, решительный, энергичный человек, знающий свою цель, владеющий политическим и медийным маркетингом, на подрывные вопросы журналистов отвечает благосклонно, с легкостью и умным юмором.

Исходя из моей информации, эффективной платформой стал Ялтинский международный экономический форум, организованный ежегодно в апреле-месяце. Из года в год повышается число иностранных участников, участвующих стран и количество подписанных договоров. В течение Ялтинского международного экономического форума, состоявшегося в этом году, вы заключили более 100 договоров на сумму 215 миллиардов рублей, что представляет почти 3 миллиарда евро. Чему приписываете такой успех?

Инвестиционный потенциал Крыма огромен, многие это видят и понимают. Но надо сказать, что большая часть договоров в рамках Ялтинского форума заключена представителями российских структур, вклад иностранных инвесторов в экономику полуострова пока невелик. Однако в целом форум можно считать ярким примером успеха народной дипломатии, которая помогает нам прорывать информационную блокаду и доносить до мировой общественности правду о российском Крыме. 

Думаю, интерес к нашему региону растет еще и в силу, так сказать, «эффекта запретного плода», который, как известно, сладок. Чем больше лжи и клеветы производит пропаганда, тем сильнее у многих людей желание самостоятельно разобраться, что же происходит на самом деле. 

В экономическом форуме, состоявшемся в этом году, приняли участие и 12 предпринимателей из Словацкой Республики, и в Словакии была открыта Словацко-крымская торговая палата. Принесло ли это уже какие-либо конкретные результаты? В чем могут быть наши страны друг другу экономически полезны?

Учредительное соглашение о создании Словацко-крымской торговой палаты было подписано в августе 2018 года. Однако во избежание санкционного и административного давления мы не раскрываем подробности отношений с нашими партнерами. 

В прошлом году был побит рекорд по количеству туристов, прибывших в Крым, более семи миллионов, из этого – миллион украинцев. По имеющимся сведениям, кроме отдыха на море Крым собирается сосредоточить свое внимание на круглогодичные лечебные и познавательные поездки в Крым. Станет ли туризм основным доходом для Крыма? 

В прошлом году Крым посетили 6,8 миллионов гостей, в этом году – уже почти 7 миллионов.  Если говорить о прямых налоговых поступлениях в бюджет республики, то за пять лет они  увеличились  почти в 2 раза: с 1,7 миллиарда в 2014 году до 3,2 миллиардов рублей в 2018-м.  

По итогам 2018 года прямые доходы от туристской отрасли в общей сумме налогов составили 7,3%. За первое полугодие текущего года туристическая отрасль принесла в республиканский бюджет более 1,46 миллиардов рублей. Это на четверть больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. 

Рост объема налоговых поступлений в бюджет от туризма и смежных с ним отраслей создает серьезный задел для внутреннего развития, реализации инфраструктурных проектов в регионе и роста благосостояния граждан. 

Стратегической целью развития отрасли в ближайшие 2 – 3 года является увеличение емкости номерного фонда средств размещения за счет создания минимум 4 – 5 тысяч дополнительных номеров, а в течение пяти лет – до 20 тысяч номеров. Особое внимание будет уделяться, в том числе развитию медицинского, событийного, исторического и познавательного туризма. В этом плане у нас просто неисчерпаемый потенциал. Достаточно сказать, что на территории Крыма находятся более 4,5 тысяч объектов культурного наследия, которые относятся к разным эпохам – от глубокой древности до XX века. 

В то же время надо понимать, что туризм не был основным источником доходов регионального бюджета даже в советские времена, когда полуостров ежегодно принимал до 10 миллионов туристов. Сегодня лидерами по вкладу в валовой региональный продукт являются такие отрасли, как промышленность, торговля, сельское хозяйство, строительство.  

Говорят, что в настоящее время приезжает к вам самое большое количество туристов из Китая и Вьетнама. Так ли это? Чем объясняется, что именно эти две страны?

Это не совсем так. Количество туристов из этих стран действительно растет. Например, число граждан Китая, посетивших полуостров в 2018 году, увеличилось в сравнении с 2017 годом в 2,5 раза. Порядка 10 турфирм работают над приемом китайских туристов. Граждан этих стран  интересует советское историческое наследие, а также лечебно-оздоровительные возможности крымских здравниц. 

Однако на самом деле среди иностранных туристов лидируют граждане Украины: в этом году их больше миллиона. Это 40% всего «иностранного» турпотока.  Далее по убывающей – граждане Беларуси, Казахстана, Армении, Эстонии. Среди стран дальнего зарубежья лидером является Германия, которая дает порядка 7% от общего турпотока иностранных граждан в Крым. 

Интересно то, что пару лет назад в Крыму был вновь открыт международный детский лагерь «Артек», в восстановление которого российское правительство вложило 400 миллионов долларов. Что вы ожидаете от этого нового открытия, и какое значение для молодежи имеет этот центр в будущем?

«Артек» - национальное достояние России, визитная карточка Крыма, центр не только отдыха, но и образования, творчества, всестороннего развития детей и молодежи. По итогам прошлого года лагерь принял более 40 тысяч детей. Планируем, что в этом году будет больше – более 43 тысяч. 

Отмечу, что с 2014 года в лагере отдохнули  более 4 тысяч детей из 80 стран. Сформирован пул международных партнеров из Италии, Франции, Испании, Дании, США, Швейцарии, Сербии, Монголии, Вьетнама, Китая.  В рамках подписанных соглашений о сотрудничестве проходит 25 международных мероприятий, в числе которых олимпиады по русскому языку, конкурсы по истории России, телевизионные и видеоконкурсы. 

Серьезным фактором народной дипломатии становится образовательная деятельность«Артека». Например, в апреле 2019 года в рамках артековского проекта «Губернаторский лагерь» достигнуто соглашение с представителями Монголии и Болгарии о проведении на базе монгольского детского лагеря «Буянт» и болгарского лагеря «Камчия» летних смен по образовательным программам «Артека».

Уверен, что «притяжение» «Артека» будет возрастать, а география контактов – расширяться.  

Инвесторы, приезжающие в Крым, интересуются не только туризмом, но и инвестициями в сельское хозяйство, строительство, транспорт и энергетику. Это значит, что у вас был отличный маркетинг, связанный с презентацией экономического потенциала Крыма? 

Безусловно, мы стараемся презентовать инвестиционный потенциал Крыма на самых авторитетных российских и международных площадках. Это Петербургский экономический форум, Восточный экономический форум, Российский инвестиционный форум в Сочи и многие другие мероприятия. Плюс системная работа по созданию благоприятного инвестиционного климата, медийная поддержка, личные контакты с представителями бизнеса и, конечно, народная дипломатия.

Тем не менее в силе остается то, что Евросоюз не намерен снять экономические санкции, а, наоборот, их постоянно ужесточает. Как вы рассматриваете дальнейшее развитие отношений РФ, Крыма и ЕС?

Думаю, что в Европе постепенно осознают бесперспективность санкционного давления на Россию. Об этом говорят многие европейские политики. Трудно сказать, когда все это выльется в конкретные действия. Но в том, что рано или поздно санкции будут отменены, я лично не сомневаюсь. Мы со своей стороны открыты для сотрудничества и равноправного диалога.  

Вы считаете санкции ЕС политически мотивированными? Что является их целью?

По-моему, цель никто и не скрывает: «сдерживание России». В переводе на русский язык это означает, что Россия должна отказаться от своих национальных интересов и следовать в фарватере политики США и ЕС. Тот, кто считает, что такое возможно, плохо знает историю. Разговаривать с нашей страной с позиции силы бессмысленно.   

Мы знаем, что ситуация на Украине исключительно напряженная, и отношения между РФ и Украиной почти на уровне нуля. К чему приводит эта обстановка?

Украина после государственного переворота, совершенного в 2014 году, находится под внешним управлением. Политика ее руководства определяется далеко от берегов Днепра. Эта политика направлена не только против России, и вредит она не только самой Украине и  братскому украинскому народу, но и Европе. Это антиевропейская по сути политика, которая определяется в Вашингтоне. 

В то же время вы видите, что ежегодно в Крым приезжает миллион граждан Украины. И это несмотря на массированную русофобскую пропаганду, на вопли об «оккупации» полуострова и мифы о вечной войне с Россией. Люди фактически выражают свое отношение к этой безумной пропаганде, к этой политике. Мне кажется, это дает надежду на восстановление российско-украинских отношений. В интересах Европы не мешать этому процессу, а помогать.         

Не надо ли Европе бояться более серьезного конфликта в результате приближения войск НАТО к границе с РФ?

Как говорят шутники, Россия расположила свои границы слишком близко к базам НАТО. Хотя на самом деле веселого в нынешней ситуации мало. Понятно, что размещение войск у российских границ увеличивает напряженность и уменьшает уровень безопасности европейских стран.  Они становятся законными мишенями для ответного удара в случае военного конфликта. Надеюсь, что такой конфликт может развернуться только в перегретых мозгах НАТОвских стратегов.

Вы можете себе представить, что однажды эти отношения нормализуются?

Для этого Запад должен перестать разговаривать с Россией языком угроз.

В прошлом году в рамках российской модернизации удалось закончить строительство моста через Керченский пролив на протяжении 19 километров, соединяющего Черное и Азовское моря. Эта инвестиция в размере 3,6 миллиардов долларов (приблизительно 3,2 миллиарда евро), наверное, содействовала снабжению Крыма, зависящего до тех пор от перевозок водным транспортом. Что поменялось в жизни жителей Крыма после сдачи в эксплуатацию этого моста? 

За неполных полтора года, прошедших со времени открытия Крымского моста, по нему в обе стороны проехало почти 8 миллионов автомобилей, в том числе 103 тысячи автобусов и 795 тысяч грузовиков. Ввод этого важнейшего инфраструктурного объекта в эксплуатацию, безусловно, увеличил надежность снабжения полуострова, которое теперь не зависит от погоды, удешевил стоимость доставки грузов, повысил уровень инвестиционной привлекательности нашего региона, поспособствовал росту туристического потока. 

В декабре текущего года откроется пассажирское железнодорожное сообщение, ориентировочно в июне 2020-го по мосту пойдут грузовые составы.

Но кроме явного экономического эффекта, есть и другая сторона.  Строительство моста – событие, сопоставимое по своим масштабам и значению с самыми выдающимися историческими победами и достижениями России. Сбылась мечта многих поколений. Это очередная история успеха нашей страны. Мост – символ нашего единства и нашей свободы. А еще это наглядное свидетельство полного провала политики блокад и санкций, свидетельство того, что сдержать развитие России и Крыма невозможно. 

В области экономического развития Крым за пять лет прошел длительный путь. Улучшились условия жизни его граждан? Каковы ваши планы на предстоящие пять лет?

В целом уровень жизни людей, конечно, вырос. Это касается и роста доходов граждан, и социальных выплат, и улучшения качества медицины, образования. Но главное – это свобода и безопасность. Никто не навязывает крымчанам чуждые для них ценности, не заставляет почитать палачей и предателей как национальных героев, не диктует, на каком языке говорить, в какую церковь ходить. В Крыму, в отличие от Украины, нет опасности попасть в тюрьму или даже быть убитым за инакомыслие. 

Если говорить о планах на ближайшие пять лет совсем уж коротко, то наша главная цель заключается в превращении Крыма в процветающий, передовой регион России. Позитивные изменения в своей жизни должен чувствовать житель каждого города и поселка, каждая крымская семья. Уверен, что мы оправдаем доверие крымчан.